Повний текст інтерв’ю Віктора Януковича до Дня Конституції

Під час інтерв'ю

Розширфовка ефіру Першого національного від 28 червня 2011 року з сайту Телекритика.

21:27:00

Савік ШУСТЕР, журналіст: За моей спиной – резиденция Президента Украины Виктора Януковича. Мы в “Межгорье”. Полтора года назад я здесь был, с тех пор много изменилось – исчезло все советское.

Віктор ЯНУКОВИЧ, Президент України: “Ну, пойдемте, сделаем короткий обход моих владений”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: Я здесь уже был.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Да, вы уже были, но вы не были после ремонта. Вот, смотрите, если… Это я Савику. Вы помните, что этого балкона не было. Это все время в Интернете, эта фотография. Я пристроил этот балкон и сделал такую летнюю террасу. Это я, поскольку мы с вами уже встречались, в этой комнате, помните, был кабинет?”

Савік ШУСТЕР, журналіст: Да, помню.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Там стол был. Это столовая. Но чаще – поздно ужинаем. Эту комнату я оборудовал для внуков. И когда они приезжают, они живут здесь. Это младшего, уже, наверное, придется скоро убирать, потому что он уже начал бегать. Здесь, вы помните, был длинный стол, и мы здесь пили чай. Ну, вот это я сделал такую гостиную, и там еще у меня получился каминный зал. Поделюсь с вами опытом. Вот такой камин. Правда, последний год мы его не топим, поселились совы в трубе, и как-то совенок упал сюда… Ну, остался живой, мы его вырастили, выкормили. А так они, вот, семья там живет, и мы их не тревожим. Им там нравится – пусть живут. Наверх я вас не приглашал, но хочу пригласить, в связи с одним обстоятельством. Это моя спальня. Вот это мой рабочий, очень удобный, кабинет. Я здесь, естественно, никого, кроме внуков, не принимаю, вот. Так, все условия есть, внуки иногда отдыхают здесь, когда я работаю, на диване”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: А интернетом пользуетесь?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Регулярно. Рано утром проснешься, быстро пощелкаешь, что нового…”

Савік ШУСТЕР, журналіст: Не часто пускают президенты в спальню.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Вот, учитывая то, что рельеф местности здесь такой, я здесь оборудовал террасы, чтоб можно было ходить, бегать иногда. Но каждое утро делаю пробежку по пенькам. Для того, чтобы быть в форме, ноги, теннис…”

Савік ШУСТЕР, журналіст: Вверх-вниз, или как?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Вверх-вниз. Могу вам показать эту дорожку. И, если будет желание попробовать, можно попробовать. Я вам скажу, десятый раз, когда я бегу наверх, уже мышцы сводит. Но это очень серьезно помогает поддерживать форму. Я 3-4 раза в неделю играю в теннис, минимум полтора часа. Полтора-два. Каждый день плаваю в бассейне”.

Журналіст: А сколько плаваете?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “До 5 километров. Вот он бассейн. И я его построил, потому что без воды вообще я не могу, травм много, и, если не плаваю, все, это для меня конец. Вот это мне подарил…”

Журналіст: Только не говорите, что это большой улей.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “На выставке, да, один очень интересный человек. Опускаются вот такие москитные сетки, там то же самое. И здесь спишь. Два часа сна – это 8 часов приравнивается. А здесь 4 улья. За счет того, что есть такое поле, поле, которое они обеспечивают, и вот в этом поле что-то происходит такое, что отдыхает организм. Вот они, мои пеньки. Быстро только, быстрее. Пропускать нельзя – каждый пенек”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: На суставы, конечно.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Вот так, да. Я не в кроссовках, но попробую. И так же назад”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Сколько раз? Десять туда, десять обратно?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Да, десять. До самого верха. Ну, попробуйте кто-нибудь, молодежь. Интересно, да?”

Журналіст: Это каждый день у вас?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Каждый день, каждое утро. На это уходит ровно полчаса. Десять раз туда-назад, полчаса. И отсюда я сразу в бассейн. Вот он опускается, наплывает на воду и держит температуру воды 20-22 градуса зимой. Ну, когда уже сильные морозы, конечно, я это дело не трогаю. Воду мы сливаем. А так – практически всю зиму, может быть, недели две, максимум три, я не пользуюсь бассейном. Так, показываю баню. Вот это баня на дровах. Она влажная, естественно, здесь специальная камера, вот, посмотрите, идет труба. Камера – она дает пар, и, допустим, на 2 человека – вот так, достаточно. Она очень экономичная. 40 минут – и здесь уже температура 80. То есть, ну, она такая, домашняя, и больше не нужно для себя, если… Здесь комната отдыха такая, чай попить, телевизор посмотреть, новости послушать. Ну, там терренкур, походить, посидеть в тени. Так, присаживайтесь. За территорией, с той стороны, там какой-то целебный источник. И там была церквушка. Ну и люди, как говорится, по старой памяти всегда ходили туда пить воду. И над этим источником был сделан такой навес, простой, примитивный, с крестиком. И по большим праздникам народ подъезжал, там дорога была машинами и людьми вытоптана. Мы сейчас отремонтировали там дорогу и построили там такую, раза в три, наверное, больше, такую большую беседку, с куполом над этим источником. И уже, если дождь, там люди приходят – уже есть куда спрятаться, постоять, помолиться”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: А ви свідомо не ходите в інші церкви, крім Московського патріархату? Я маю на увазі – Київського чи Греко-католицького?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “А це власне переконання кожної людини. І віруюча людина – вона ходить в ту церкву, до якої вона належить. І все, тут абсолютно… В мене питань немає – зайти в будь-яку церкву, зайти. Я і в мечеті спокійно заходжу, коли буваю, католицькі церкви, за кордоном. Все це історія цікава. А молитися кожна людина ходить туди, де… в ту церкву, до якої вона належить. І це цілком…”

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Тобто це більш приватне, ніж державне?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ну, безумовно. Це така сфера, в яку втручатись не бажано нікому. Кожна людина живе своїм особистим життям. Душа ні в якому разі не дозволяє, щоб хтось по ній топтався. Є щось святе, як кажуть, сім’я… Я вважаю, що кожна людина має право на приватне життя. І є такі сторони там, це не має значення – політик це, не політик, – яка належить йому. І він не хоче, щоб хтось втручався, торкався. Це з мого дозволу, я не всім дозволяю. Не всім. Я дозволяю – і кожна людина дозволяє – тому, ну, кому дозволяє, до кого є повага, є певна довіра. І знає, що ця людина, вона, як кажуть, з каменем не ходить за пазухою. Так і я, я такий, як і всі”.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: З огляду на те, що ми побачили і не побачили під час того, як зазирнули до вашого приватного життя, у вашому кабінеті на столі я зауважив теку для підпису документів, очевидно, послання Президента Януковича і довідник зі стратегічних запасів пального, палива. Я не побачив там Конституції України. Це тому, що ви її знаєте напам’ять чи тому, що не вважаєте за потрібне нею користуватись?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ні, ви на полки не подивились. Там не одна Конституція лежить. Там їх лежить декілька. Конституція є сучасна, Конституція та, за якою ми жили 1,5 роки тому, яка була прийнята наприкінці 2004 року. І я сказав би так, Конституція, яка ніколи не була прийнята. А лежить це напрацювання, ну, можливо, майбутнє. Це роздуми різні, це праця з юристами, з правознавцями. Я над цим питанням давно замислююсь. І я скажу вам, що я переконався в тому, що краща Конституція та, яка виконується. Глибоко переконаний в цьому”.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: І тому ви докладаєте зусиль до того, щоби українську Конституцію змінювати?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ні. Її не змінювати – її треба… пройшов час з дня прийняття – 15 років в цьому році, за ці 15 років, які ми прожили, в нас була можливість зробити висновки, що ми правильно тоді прийняли, 15 років тому, що треба виправити, змінити. Тобто, там є питання, над якими треба попрацювати. І це не тільки моя точка зору – це точка зору людей, хто над цим замислювався, кого ці питання торкались в житті. Я маю на увазі, перш за все, нас, українців. А, безумовно, є експерти світового рівня, які знають кращі зразки Конституції, тому що, ну, наприклад, Венеціанська комісія – вона має величезний досвід. І я нещодавно зустрічався з головою цієї комісії, тут, в Києві, він був, в мене тривала була розмова з ним. Це дуже відома, дуже поважна людина. І дуже досвідчена. І він висловив свою точку зору. І сказав, що “я давно цікавлюсь Україною, слідкую”… Що, на його погляд, в Конституції треба було б змінити, що додати. Але будь-які зміни до Конституції треба робити в законний спосіб. І це головне”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Виктор Федорович, смотрите, многие говорят, что в Америке, например, Конституция была принята аж в 1767 году, в 1787 году, простите. И, получается, 224 года назад. За 224 года, то есть за 2 века с четвертью, американцы живут по этой Конституции, внеся в нее только 27 поправок. А у нас многие говорят, что всего 15 лет прожили по действующей Конституции – и пора ее менять. Не торопимся ли?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Нам всего 20 лет, независимой Украине. И из них 15 лет мы прожили по этой Конституции. Это, наверное, очень хорошо, это две третьих, даже больше”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: А вот вы сказали, что хороша та Конституция, которая исполняется. А как вы сами оцениваете, в какой мере выполняется Конституция? В какой мере соблюдаются конституционные нормы?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “На мой взгляд, любой Конституции еще нужны законы, которые имплементируют эту Конституцию в жизнь. И вот здесь нам как раз не хватает этих законов. И некоторые законы нам нужно поменять. В основном законы, касающиеся – во многом – прав человека, законы, которые демократические нормы должны воплотить в жизнь. Здесь одна из самых больших проблем, которая есть, на мой взгляд, сегодня у нас, – это проблема Криминально-процессуального кодекса. То есть реформа криминальной юстиции. И принцип, который сегодня отсутствует, – равнозначности сторон обвинителя и защиты – его нет. Сегодня огромный перевес на стороне обвинения, а сторона защиты имеет намного меньше прав. А это значит, что человек имеет проблемы в вопросах с правосудием. Поэтому реформа криминальной юстиции, реформа судебной системы, судебной власти – они должны сыграть огромную роль, я думаю, в самое ближайшее время. Мы 10 месяцев работали над Криминально-процессуальным кодексом. 10 месяцев. И скажу вам, что я огромное количество раз встречался с рабочей группой, и вот те противоречия, которые были в начале, – в конце уже все больше и больше было консенсуса. Кончено, пока не будет Криминально-процессуальный кодекс выставлен в Верховную Раду, пока он не получит возможность обсуждения общественности, сейчас трудно сказать… Но, я могу однозначно сказать, что в фундамент уже заложены вот эти принципы – равнозначности сторон защиты и обвинения. Там уже это заложено. И соответственно, уже функции правоохранительных органов там будут меняться. То есть, фактически, это реформа системы правоохранительных органов”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: Виктор Федорович, вот вы как гражданин, политик, Премьер-министр, Президент, как вы считаете – Украина как страна и как народ, они нуждаются в сильной президентской власти, скажем, одного человека, либо это скорее общество для парламентской республики?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я однозначно уверен в одном – что нам сейчас крайне необходима стабильность политическая в стране. И стабильность – она обеспечит позитивные изменения во всех направлениях жизни. То есть страна не может оставаться в таком состоянии, ее нужно модернизировать. Она должна получить совершенно новое качество во многих аспектах нашей жизни – и образование, и здравоохранение, и социальные стандарты, ну и, конечно, экономика. Потому что это основа развития государства и основа социальной политики. Без экономики… Вчора у мене була – я не знаю, цікавились ви чи ні цією зустріччю, – з інвесторами, тими, які працюють в Україні – і вітчизняні, і іноземні інвестори. Була дуже чудова розмова, дуже чудова розмова. Ну, практично ніхто з них не сказав, а це ж, я сказав би так – це своєрідний барометр, який робить висновки, як я їм сказав, яка погода в Україні інвестиційна. І клімат. Там один із висновків зробили, що у нас початок березня. Я кажу: добре, добре, хай це буде початок березня. Я з такою оцінкою більш ніж згоден, і я десь такої ж точки зору – що це тільки початок весни. Сьогодні реформами до кінця року буде охоплено 21 напрямок життєдіяльності країни. Більше 800 заходів, які ми повинні виконати разом – Президент, уряд і Верховна Рада. Це закони, підзаконні акти, імплементація законів, які ми будемо… прийняли і які будемо приймати. І уявіть собі, що під все це, що ми задумали, треба підтягнути кадри. Треба підтягнути структуру виконавчої влади. Чому адміністративна реформа розпочалася? Тому що ми під реформи повинні підігнати певну структуру виконавчої влади, яка повинна мати високий рівень дисципліни, не дублювати функції, бути, безумовно, компетентними. От я скажу таким язиком, який Савік дуже добре розуміє, і я переконаний, і всі уболівальники. Я не бачу тут тих, хто не вболіває за футбол. Перше – воля до перемоги, так? Якщо не буде духу, волі, у даному випадку – політична воля і так далі. Друге – високий рівень дисципліни і досвід, майстерність, професіоналізм. І третє – це індивідуальна майстерність. Без індивідуальної майстерності, без індивідуальних гравців команда приречена. Також яскраві повинні бути нападники. Хтось повинен вести команду”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Виктор Федорович, а вот, все-таки, возвращаясь к вопросу о Конституции и об исполнительной власти, вам как Президенту хватает полномочий? Вы довольны тем объемом властных полномочий, которые у Вас есть, или вы бы хотели, может быть, дополнительные рычаги?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я скажу вам так, що сьогодні дуже часто я роблю зауваження представникам виконавчої влади різних рівнів – і місцевої влади, і Кабінету міністрів. Зауваження які? Щоб сміливіше брали на себе рішення, зобов’язання, і досягали мети”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: А индивидуальное мастерство есть?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ну, як кажуть, вам видніше. Вам видніше. Я, безумовно, можу оцінку дати і сказати, хто більш талановитий, хто менш, хто консервативний. Але загальна проблема є яка? Дуже великий час пройшов, коли сиділи, як кажуть, виглядували, а що ж буде далі. І очікували. Хтось пішов, а я подивлюся, куди він пішов, чим це закінчиться. І так… От, знаєте, ця очікувальна позиція, обережна – вона сьогодні заважає нам набирати оптимальну швидкість у реформах. Далі, безумовно, величезна кількість виконавців не готова була до тієї швидкості, яку я зараз вимагаю. І це є проблемою сьогодні. Чому я кажу, що кадри не встигають слідкувати, не встигають за змінами, і в них не вистачає рішучості сміливо йти цим шляхом. Не вистачає. Отут є проблема. Безумовно, є проблема бюрократії і корупції. От я вчора зустрічався з лікарями. До речі, ті, хто мають приватну практику. І я з ними обговорював питання майбутніх кроків, реформ, що вони вважають за доцільне робити в системі охорони здоров’я. І вони мені розповіли те, чого я не знав. Наприклад, ліцензію треба отримати, щоб займатись приватною практикою лікарю. Вони отримують. А після цього… Були там терміни – на рік, потім на 3 роки, потім на 5 років. І коли ми на це, там, рік тому дивились, я сказав: а чому ми весь час… що таке – продовжувати термін? Це знову їх смикати, скоріш за все, заставляти хабарі давати комусь, чиновникам. Я кажу, давайте так: зробили сертифікацію лікарні, подивились, а далі – хай там санстанція слідкує, хто там, як вони виконують всі норми, чи ні. Виконують – і ніяких більше ліцензій. Вони їх отримали – і все, довічно, і хай вони працюють. Що придумали? Придумали – переатестація, щорічно. І там отакий перелік, вони мені показали, вимог, які є, і їх треба виконувати. В тому числі – участь в соціальному розвитку регіонів, в яких вони знаходяться, там, ну, багато… Вони кажуть: ми ледве-ледве ще дихаємо, ми ще не встали на ноги, а нас вже… І перевірки щомісяця – санстанція, пожарники, перевірки, перевірки, перевірки… От такі речі”.

Михайло ПОДОЛЯК, журналіст: Господин Президент, чуть-чуть, на шаг вернусь назад. Вы затронули две главные, фундаментальные вещи, мне кажется, – за счет реформы криминальной юстиции вы пытаетесь снизить репрессивные функции государства. За счет административной реформы – повысить эффективность услуг, которые государство оказывает людям простым. Скажите мне, пожалуйста, а как сломать самую главную проблему – проблему инверционного восприятия государства? То сеть, люди же… законы могут быть хорошие, пакет законов может быть хороший, а люди не будут их выполнять, не будут исполнять. Как сломать это желание жить по-старому, пройти между всякими хитрыми ловушками и так далее, обмануть государство и тому подобное? Как сделать простого украинца психологически готовым быть законопослушным?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Вопрос времени. Палкой никакой не заставишь человека думать по-другому. Это вопрос времени. Очень-очень важно, чтобы сама власть, система исполнительной власти, чтобы она эту концепцию модернизации страны понимала и готова была ее реализовать. Естественно, реализация, я еще раз говорю, в законах, в постановлениях Кабинета министров, там, различных министерств, ведомств, это имеется в виду имплементация любых законов. Поэтому, конечно, нужно время, но все, что приносит какие-то мотивации, какой-то интерес людей, оно приживается. Все, что мешает людям жить, обществу, все, что вызывает некомфортность, естественно, это будет вызывать сопротивление. Вот, опять, те же самые медики, с которыми я вчера встречался. Они говорят, что если бы нам сказали, что здесь нужно государству помочь, здесь нужно бюджету помочь, заработную плату тем же врачам повысить, пенсии, – мы согласны платить. Но мы не хотим, и не будем платить чиновникам. Нам это уже надоело. И, причем, это очень такое серьезное, решительное слово, которое я услышал. Я им пообещал, сказал, что, говорю, мы с вами, конечно, будем работать и, конечно, вычищать эти все вопросы. 12 тысяч предприятий, которые давали государственные услуги различные, сегодня фактически ликвидированы. 12 тысяч в стране. А что это за услуги? Это услуги придуманные. Это различные регуляторы, которые ставили на пути бизнеса, различные создавали проблемы. И это десятилетиями система строилась. Я думаю, что не секрет ни для кого, что считали, какая должность сколько стоит. Так или нет? Ну, это же не секрет, сколько можно заработать на бюджете. Это уже своеобразный бизнес. Конечно, сейчас нужно сокращать эти все лицензии, различные разрешения, а под это нужно сокращать кадры. Мы первый шаг сделали – 60% Кабмина мы сократили, это же… ну, такого не было никогда в истории. И сейчас в министерствах идет сокращение – где-то до 30% штатов. Дальше. А функции, те, которые, можно сказать, остаются регуляторными функциями, государственные, часть из них будет передаваться в регионы, уже передаются в регионы. И на то, что будет оставаться на государственном уровне, это так же постепенно будет доводиться, я бы сказал так, логических стандартов. До логических. Мы все-таки сейчас гармонизируем регуляторную политику с европейской политикой во многом – и стандарты гармонизируем, и регуляторную политику. Поэтому многие законы – они сейчас проходят экспертизу – не только нашу украинскую, но и международную, в тех организациях, которые являются авторитетными, у которых накоплен огромный опыт. И мы этот опыт используем, вот. Это не потому, что мы там под чью-то диктовку что-то делаем, нет. Для нас это очень важно. У нас опыта этого нет. И вот сегодня консультанты, та группа консультантов, которая работает с Комитетом экономических реформ, она, конечно, ну очень профессиональная. Это люди с колоссальным кругозором, опытом, и мы пользуемся их услугами”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Віктор Федорович, чи не вважаєте ви, що ваш захист на сьогоднішній момент вже потрібен опозиції? У нас як не опозиціонер, він або за ґратами зараз знаходиться, або якесь кримінальне переслідування проти нього. Чому така тенденція виявляється в нас?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ви не хочете бачити іншого. А інше знаходиться сьогодні в площині боротьби з корупцією. Давайте ми відбросимо, відділимо політику від корупції, політику від підміни політичної доцільності законів України. От як тільки ми відділимо, все стає на свої місця. І ви побачите, чим більше буде проходити часу, ви досвідчена людина, ви побачите власними очима, що немає різниці, хто в якій політичній силі, до якого прапора належить, немає ніякого значення. Для наведення порядку в країні немає значення. Багато представників діючої влади сьогодні знаходяться вже під слідством”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Тобто квиток Партії регіонів не є індульгенцією?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ні. Немає взагалі виключень ніяких. Якщо будуть такі приклади, наведіть мені ці приклади. Якщо вам потрібно, вам підготують довідку, ви побачите, да, по країні, скільки сьогодні і за що відкрито кримінальних справ. Йде боротьба сьогодні, реальна боротьба з корупцією. І поставлене питання на порядок денний, воно буде виконуватись. З 1 липня вступає пакет законів антикорупційних. Сьогодні не готове суспільство, переконаний в цьому, не готове сьогодні суспільство до виконання цього закону. Не готові чиновники. Будуть серйозні проблеми по виконанню цього закону, поки зрозуміють, що так не можна робити. Буде проблема, але ця проблема буде короткотерміновою, тому що вона вимусить всіх знати закони і жити за законами”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Виктор Федорович, а все-таки… каждый день буквально мы слышим, где-то читаем, что какие-то западные политики, общественные деятели выражают обеспокоенность, тревогу судьбой демократии, прав, гражданских свобод в Украине. В частности, говорят о подозрениях, подозрениях, что есть подозрения на возможность избирательного правоприменения. Вот как эти подозрения Вы можете развеять?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я скажу вам, что как только закончатся следственные процессы, и материалы этих всех дел будут в судах, все подозрения сразу будут развеяны. Почему? Потому, что законодательная есть основа, подходы, и следователи, которые работали, работают, они понимают свой уровень ответственности по применению этих законов. Конечно, в судах будет доказана или их виновность, или невиновность. И здесь очень важно, чтобы был, конечно, на высоком профессиональном уровне судейский корпус. Судебная реформа, которую мы начали в прошлом году, она сегодня создает условия, чтобы судьи наши учились и имели высокий уровень специализации. То есть это квалификационная комиссия, в которую вошли очень сильные личности, авторитетные, профессионалы-судьи, через которую идет назначение судей при переходе с первой инстанции, например, в апелляционные суды, с апелляционных судов – уже в суды кассационной инстанции. Это – высшая квалификационная комиссия. Ну и Высший совет юстиции, который имеет сегодня очень широкие полномочия, который борется с нарушением судебной системы. И естественно, у них есть все возможности, чтобы принимать решения, делать экспертные выводы по тому или иному судебному решению. Если судья допустил ошибку – значит, это один вопрос, а если он принял заведомо противозаконное решение – сразу будет открыто уголовное дело против судьи”.

Ігор ГУЖВА, журналіст: Допустим, если говорить о сегодняшнем суде, сегодня начался процесс над Юлией Тимошенко. Если она будет признана виновной по предъявленному обвинению, пусть даже ей дадут условный срок, это означает, что как минимум лет на 10, а то и больше, она будет выключена с политической жизни страны, она не сможет принять участие в выборах. То есть, не думаете ли вы, что такое выключение Юлии Тимошенко из выборного процесса на столь длительный срок будет фактором постоянной политической напряженности в стране?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я отвечу вам, что как бы это одна сторона медали, как говорят, политическая, а другая сторона – правовая. Мы говорим о демократическом государстве, которое мы строим, в котором основными принципами есть верховенство права, презумпция невиновности и неотвратимость наказания. Так или нет?”

Ігор ГУЖВА, журналіст: Безусловно.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “И если мы говорим о верховенстве права, какое это имеет значение, кто это? Здесь имеет, вообще-то, значение личность? Скажите мне, вот вы ответьте мне на такой вопрос”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Для верховенства права – нет. Для верховенства права – нет.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Для верховенства права – нет. Поэтому мы можем получить ответ в начале в правовом поле, если возник вопрос – почему он возник. Я не хочу комментировать за следователей, прокуроров и судей те уголовные дела, которые возникли по Юлии Владимировне. Не хочу принципиально. Я, конечно, очень серьезно владею этими вопросами, но у меня нет оснований утверждать, что это на самом деле так и это является неопровержимыми какими-то доказательствами”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Вы хотя бы скажите, Виктор Федорович, как вы считаете – процесс должен быть открытым и гласным? Потому что ваши критики, представители оппозиции, говорят, что вы этого не допустите, что процесс открытым и гласным не будет, потому что это власти невыгодно.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ну что вы? Я вам скажу, что я как никто заинтересован в том, чтобы все было гласно и открыто. Чтобы вся информация, которая есть по этому делу, во всех ее подробностях была известна общественности, и уже во время судебного процесса как бы все станет. Вот если вы уберете политику и посмотрите на юридически-правовой аспект, вы увидите, что она даже не делает попытки в правовом поле защищаться. Она попытки такой не делает. У ней только политический способ защиты. И аргументация политическая. Она называет имена, личности, дает оценки, в политическом плане комментирует этот процесс, и все”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Но это, очевидно, стратегия ее защиты?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Это стратегия ее защиты, конечно. А где же правовая сторона?”

Ігор ГУЖВА, журналіст: Видимо, она чувствует свою слабость именно в этом аспекте, поэтому…

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ну, я не хочу комментировать, что она чувствует и что она делает. Это ее дело, это ее право и как бы… а дальше есть права”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: Но она же не последняя, не единственный Премьер-министр Украины, правильно? Но она вот прецедент. А как на это ответить?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Почему прецедент? Почему? Смотрите, я… Давайте вернемся в 2005 год. Вот перед вами сидит человек, по которому было открыто несколько уголовных дел. Я ходил в Генеральную прокуратуру на допросы, иногда высказывал свою точку зрения в средствах массовой информации, вот. Но, я вам скажу, что я, в общем-то, защищался в правовом поле, у меня был адвокат очень скромный, который тоже работал со следователями, и мы работали с Генеральной прокуратурой абсолютно спокойно, без всяких громких заявлений. Приятно мне было? Неприятно. Стоял вопрос, что делать с Януковичем? Стоял”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: У вас было ощущение, что это была политическая история?

Ігор ГУЖВА, журналіст: Контекст был другой тогда.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я вам скажу, что многое из того, что делалось тогда, это был пример, я это комментировал тогда, это был пример, как не нужно делать. Вот если бы мне задали тогда вопрос… Я говорю, что вот если бы вы задали мне вопрос, что бы я делал на месте власти? Я бы сказал: я бы все делал наоборот. Я бы так не делал. Понимаете? А здесь совершенно другие вопросы и другие аспекты, понимаете? Совершенно другие подходы”.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: Пане Президенте, але після приходу вас і вашої команди до влади в країні і поза нею побільшало нарікань на те, що є випадки цензури, є спроби обмежити свободу слова і так далі, і так далі. Я не є представником руху “Стоп цензурі”, але я є учасником руху “Стоп цензурі”, представники якого давно прагнуть з вами зустрітися. Натомість, тут є інші люди. Ви збираєтеся зустрітися з представниками “Стоп цензури” і чи ви поділяєте стурбованість долею свободи слова в країні?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ви знаєте, вам видніше. Якщо ви скажете мені, що щось змінилося в гіршу сторону з часів минулої влади, скажіть мені, у вас є така можливість. Мені цікаво було б послухати вас. Я вам задаю питання також: ви скажіть: ви відчуваєте, що щось змінилося?”

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: Я відчуваю, що щось змінилося. Замість трьох потужних центрів тиску, які існували у попередні роки, утворився один надпотужний центр тиску. Як не парадоксально, часто це полегшує роботу, тому що немає потреби так маневрувати між трьома, а достатньо зафіксувати позиції з одним центром тиску і відповідно будувати відносини. Але, розмовляючи із колегами, особливо в областях, я знаю, що у них є приводи і причини для стурбованості і, очевидно, саме тому вони так шукають зустрічі з вами.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я постійно зустрічаюсь, перебуваючи у регіонах, з представниками засобів масової інформації. Постійно. Я таких випадків, по великому рахунку, не знаю. Є багато проблем, які виникають між власниками засобів масової інформації і колективами. Ці питання є, вони існують, втручатись у них владі дуже важко. Дуже важко. І я переконаний, що такі ж питання є не лише в Україні – вони існують всюди в світі. Я з журналістами спілкуюсь з різних країн. Ці питання існують. А по великому рахунку – я проблем ніяких не бачу. Що стосується зустрічі, певна заангажованість тих журналістів, які шукають конфлікт зі мною, вона примушує мене уходити від цих конфліктів. Я не хочу грати в цю брудну гру.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: Зрозуміло.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я також людина. Це перше. І друге – я ще, крім того, ще несу відповідальність за стан справ в країні. І так, як мені здається, що кращий випадок, щоб вони зі своїми спробами шукали інших клієнтів. Їх достатньо”.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: Зрозуміло.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я не той. Я їм не по зубам”.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: Пане Президенте, я нещодавно був у Донецьку і в Луганську, і що мене вразило на під’їзді до власне міст – я не побачив дорогою жодного портрета Віктора Януковича, не побачив жодного бігборду, там, “Партія регіонів дякує свої виборцям” і так далі… Це тому, що ви настільки впевнені, що Донбас вас знову підтримає? Вам немає потреби там вести агітацію? Але, з одного боку, можемо це припустити. З іншого боку, ви і далі будете спиратися на Схід країни? А що робити із приверненням на свій бік Заходу?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ви бачите, щоб сьогодні влада робила в своїй політиці перекіс у бік будь-якого регіону, чи ні?”

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: З Києва це не видно.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Подивіться на бюджет із Києва, подивіться на будь-які питання, і покажіть мені, де є перекіс відношення влади по політичним ознакам”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Є нюанс з приводу мови.

Ігор ГУЖВА, журналіст: Например, если возвращаться к Конституции, то каким образом, по вашему мнению, вопрос языка может быть урегулирован в Конституции? Или же, может быть, его нужно урегулировать отдельным законом, и в каком качестве?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “На мій погляд, минулі 20 років, які були в історії нашої країни, вони були, я сказав би так, – занадто політизованими, і тут менше було політики, а більше було політиканства. Я це так кажу. І наслідки цього ми маємо зараз, що практично всі 20 років країна не розвивалася, вона не модернізувалася, не було ніяких реформ, а якщо хтось їх починав, вони у такому початковому виді і закінчувалися. Краще б не починали. Один із прикладів – це судова реформа, яку багато разів брали, цю реформу починали, і вона так і була до цього часу. Не було за 20 років можливості у влади, яка була роз’єднана і не була об’єднана, системно підходити до вирішення багатьох проблем. Я загально сказав там про реформу, а можна починати, наприклад, чому не була вирішена проблема питної води, наприклад, у державі? Тому що системно не підходили до вирішення цього питання. Чому за 20 років тарифи в країні знаходяться у такому жахливому стані? Чому в одному регіоні ціна вони в 5 разів вища, ніж у другому? Чому в одному місті тарифи на житлово-комунальне господарство одні, в другому регіоні – інші? Умовно кажучи, строкатість дуже велика, а заробітну плату люди отримують однакову, незалежно від того, хто де живе – вчитель, лікар і так далі. Тому зараз, коли мова йде, що ж нам краще – жити кожен день і не знати що буде завтра, що буде післязавтра, коли політика влади непередбачувана… Я не буду казати про зовнішню політику, коли на Україну дивились, як на невизначену країну, яка за 20 років не могла визначитися, куди вона йде, як вона буде далі розвиватися. До цього ж питання відноситься і мовне питання. Тобто це було питання, на якому грали політики. А якщо подивитись на суспільство, я вам скажу – від того, що були ці політичні баталії, від цього нічого не змінилося. Люди як розмовляли українською мовою, так і розмовляють, на російській – розмовляють на російській. Тільки робили для людей незручності і образи. Принижували – якщо не дітей, то батьків. Це було так – гра з мовою, вона була елементом політиканства у державі. По великому рахунку, Україна повинна була ще в 94 році імплементувати Європейську мовну хартію. Ми її так до цього часу і не імплементували. Тому закон “Про мови” – він зараз проходить узгодження у Венеціанській комісії, і Європейська хартія мовна буде в Україні імплементована”.

Ігор ГУЖВА, журналіст: Тобто двомовного статусу не буде?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Як тільки вона буде імплементована, це питання зразу зникне, його не буде. Ми заберемо цей інструмент політиканства, в суспільства будуть створені умови для використання в Україні всіх мов, які є в кожному регіоні. У Закарпатті – угорська мова, там будуть створені умови, в Чернівецькій області – румунська мова, в Одеській області є регіони з болгарською мовою, в Донецькій області є регіони з грецькою мовою і є регіони, великі регіони з російською мовою”.

Ігор ГУЖВА, журналіст: Тобто державна мова?..

Віктор ЯНУКОВИЧ: “А переважна, а переважна… Наберіться терпіння. Я розумію, що ви, як сказати, маєте ще ту енергію остаточну, яка була в минулі часи, у вас такий заряд сидить. Я переконаний в тому, переконаний в тому, що Україна буде сучасною європейською країною. І цього питання не буде існувати у державі. Будуть розмовляти люди на тій мові, яка їм подобається. Але українська мова в Україні буде займати своє належне місце як державна мова”.

Михайло ПОДОЛЯК, журналіст: Виктор Федорович, скажите мне, пожалуйста, вот смотрите, с одной стороны что происходит, я о технологиях хочу поговорить. Вот, с одной стороны, вы будете реформировать административный аппарат, соответственно, на улицу выйдут энное количество людей, которые будут сопротивляться этим реформам. Соответственно, появятся какие-то внутренние информационные сопротивления. С другой стороны, когда мы говорим об оппозиции, вот мы сегодня даже много говорили об этом, оппозиция действует правильно – она уходит из правового поля, переходит в политическое поле и при этом занимается информационными кампаниями на внешних рынках, в частности в Европе. И соответственно, на Украину идет и внутренний вал негатива, и внешний вал негатива. Скажите мне, пожалуйста, вот ваша команда, она четко понимает эти информационные вызовы, которые стоят перед вами, перед человеком, который хочет провести реформирование? И она готова ли на них адекватно отвечать? Или мы все время будем проигрывать информационные противостояния на внешних и на внутренних рынках? Не мы, я имею в виду – Украина, как Президент Украины.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я вам скажу, что моя главная цель – все-таки осуществить реформы, которые необходимы стране и людям, которые поднимут уровень экономики и создадут нормальные условия для людей, в том числе социальные. Это главное. А аспектов в этой работе очень много, в том числе – и информационная политика государственная. Вы вчера не были на встрече с инвесторами?”

Михайло ПОДОЛЯК, журналіст: Вчера нет.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Нет? Посмотрите запись. Там были представители огромного количества стран – Германии, Соединенных Штатов Америки, России, Польши, Словакии, Франции, и у нас была дискуссия вокруг того, как развивать страну, куда вкладывать инвестиции, как создать условия для инвесторов. И, на мой взгляд, та дискуссия, которая была там, она давала, по большому счету, ответ на тот вопрос, который вы мне задали. Это же активные представители многих стран, мировых инвесторов, которые реально вкладывают деньги и вносят свой вклад в развитие нашей страны. Давайте мы на землю опустимся, на нашу украинскую землю. Посмотрите, к нам едут инвесторы со всего мира и вкладывают деньги в развитие нашего государства для того, чтобы мы с вами лучше жили, чтобы страна была сильнее, чтобы мы поднимали уровень конкурентоспособности нашего государства. И в основе – чтобы каждый человек лучше жил. То есть, если говорить о целях, то у меня такая цель. И я ее для себя определил, и я к этой цели иду. Понимаете? Но есть вопросы, которые, допустим, вы задаете мне, об информационной политике. Я вчера им задал вопрос – вы хотите, чтобы реформы в Украине развивались? Вас устраивает то, в каком направлении мы начали двигаться? Они говорят – да. Многие из них являются консультантами различными. Значит, мы с ними консультируемся по целому ряду вопросов – как сделать правильно, как лучше, что на их взгляд является для них мотивацией, чтобы они шли к нам с инвестициями, и мы могли развивать нашу страну. Я им задал вопрос: а какое участие вы принимаете в этих всех вопросах? Вы какую-то информационную работу проводите или нет? Ведь это же вопрос не только власти. Вы согласны со мной или нет? Это же вопросы всего общества. Вот смотрите, земельная реформа. Я вчера смотрю, по-моему, “5 канал”, и там кто-то из политиков выступал, я уже не помню, кто-то говорит: вот Янукович был в Словакии, и Янукович сказал, что земля будет продаваться иностранцам и так далее. Я не говорил этого”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Нет, подождите, вот по поводу Словакии…

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я не говорил этого… Евгений, я извиняюсь, я сейчас закончу. Я не говорил этого, понимаете? Я не мог этого говорить априори. Почему? Потому что я все время в этой рабочей группе работал. Там есть председатель, я сидел рядом с ним, вникал, высказывал тоже свою точку зрения, у нас постоянно шла дискуссия, поэтому я очень хорошо знаю, как будет осуществляться земельная реформа. Мы долго шли к консенсусу, и в итоге сейчас отработана не только концепция в земельной реформы, но и проекты законов уже. Часть из них поданы в Верховную Раду, и многие из них будут приняты как минимум в первом чтении до конца этой сессии. Остальные будут перенесены на осень, и осенью мы их подкорректируем, с учетом еще той дискуссии, которая пройдет за это время в стране. И с 1 января 2012 года в Украине вступит, начнет работать рынок земли, цивилизованный. Но, возвращаясь к информационной политике. Янукович не говорил в Словакии, что земля будет продаваться иностранцам”.

Михайло ПОДОЛЯК, журналіст: Но мы увидели, что технология действует.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Не говорил, понимаете? Потом, посмотрите, партия “Батькивщина” проводит во всех регионах Украины кампании. Органы местной власти, местного самоуправления подают в ЦВК заявки на проведение референдума “Нет земельной реформе”. Дезинформируют людей. Ведь сегодня еще концепция не обнародована, сегодня еще даже законопроекты не все зарегистрированы в парламенте, еще их нет”.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: Но Кабмін схвалив законопроект…

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Их еще нет. Да, схвалив. Но Кабмин только схвалив, а эта работа месяц уже проводилась по всей Украине. Людей просто дезориентировали, понимаете? Но при этом они рисуют образы врагов украинского народа, и так далее… Обзывают различными словами. На кого направлена эта реформа? Для чего эта реформа осуществляется у нас в стране? Она, прежде всего, направлена для того, чтобы помочь развивать село, чтобы эффективно использовать сельскохозяйственные земли. Там выстроены все механизмы, мотивации, и земля не будет продаваться иностранцам. В аренду ее можно будет оформить, но там нужно будет выполнять соответствующие условия аренды, платить. Дальше рационально использовать эту землю, и от этого будет расти экономика нашего государства, а собственники земли, паев, а их 6,5 миллиона пайщиков в Украине, они будут получать реальную плату за землю. И таким образом их не будут обманывать так, как это делают сейчас. Сегодня стоимость земельного пая самая различная. Сегодня со многими из пайщиков рассчитываются просто урожаем. Да. Если платят деньги, то платят деньги, явно заниженные как минимум в 2 раза. По этой концепции, которая будет в земельной реформе заложена, мы сейчас не можем сказать, рынок определит стоимость земли и земельного пая, но ориентировочно эта цена будет как минимум 700 гривен за один пай”.

Михайло ПОДОЛЯК, журналіст: Купли-продажи или аренды?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Нет, аренды. Как минимум будет, понимаете. Это первое. Второе. Все собственники земли будут иметь обязательства перед теми регионами, в которых они будут являться собственниками земли, и будут платить налоги там. А эти налоги пойдут на развитие инфраструктуры этих регионов. То сеть многое в стране как бы встанет на свои места. И еще один очень важный вопрос: мы понимаем, что собственники паев и арендаторы будут объединяться в различные общества и нужно же вести будет хозяйство. Сегодня вопрос не в том, что нет кредитов или нет денег, а вопрос в том, что нечего положить в залог под эти кредиты. Земля станет уже конкретным товаром, который будет иметь стоимость и ее можно будет заложить в банк и получить кредит”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Даже если это арендная земля?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Да”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: То есть, можно заложить право на аренду?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Можно будет и право на аренду будет заложить”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: Долгосрочно?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Да, долгосрочно”.

Михайло ПОДОЛЯК, журналіст: А целевое использование будет?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Конечно, естественно, будет целевое использование. Кроме государства, никто не будет иметь права – и граждан Украины – покупать землю. То есть…”

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: То есть, Савик и Евгений, приходите к нам с Андреем.

Савік ШУСТЕР, журналіст: Лазейку мы найдем.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: По поводу того, что вы говорили или не говорили словацким журналистам. Практически все агентства сообщили, что вы сделали эффектное заявление в одном из ваших интервью, это цитата: “Мне пришлось лечить эффективно и, следовательно, хирургическим методом”, – это о реформах. А вот вы не боитесь того, что реформы таким жестким, хирургическим методом, создадут политические проблемы, скажем, в 12 году на парламентских выборах, что в результате получите опять такой раздробленный и трудно управляемый парламент, как был во времена Кучмы? И вот шок от терапии – вдруг не пройдет к 2015 году, и возникнут проблемы на президентских выборах? А ведь вы говорили, это было на моей программе перед вторым туром, вы сказали: я иду на десятилетнее президентство.

Віктор ЯНУКОВИЧ: ” Да, конечно”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Так как совместить все-таки хирургические методы, шоковую терапию с удержанием власти? Удержанием власти не ради власти, а ради реформ.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я привел такой, как бы образный пример. Если кто-то переносил какие-то операции в своей жизни, знают, что ходишь, хромаешь, хромаешь и думаешь: что, продолжать дальше ходить хромать, или пойти сделать операцию? Пошел, сделал операцию – я на себе привожу пример, я оперировал оба мениска, на двух ногах. И не сразу идешь, а какое-то время терпишь боль, прилагаешь лед, какие-то лекарства применяешь, и потом уже подходит время, все равно врачи говорят – здесь без артроскопии ничего не получится. Нужно будет делать операцию. Полгода вот проходил, помучился, и потом все равно пошел, сделал операцию. Это я образный пример привел. Поэтому хирургическое вмешательство – это способ лечения болезни, и нам без этого не обойтись. Мы очень долго с вами хромали. Очень долго, вся страна хромала. Поэтому нужно сейчас лечить, уже пришло время – эффективно. А эффективное лечение, очень часто это хирургическое вмешательство. Поэтому, конечно, политика – это такое, как говорят, не благодарная работа. Я больше люблю говорить о каких-то конкретных делах, о жилых вопросах, более таких приземленных, да? И вот когда речь идет об экономике, речь идет о том, как эффективно управлять хозяйством, о государственном менеджменте, мне это больше понятно и близко, чем, допустим, эти вопросы. Я их не люблю. Рейтинги, социология, всякие приемчики политические ради того, чтобы сохранить свое лицо в политике. Понимаете? Наверное, в этом мои недостатки, что я больше люблю говорить правду, я больше прямо говорю, чем я играю в эти игры. Я вам задам простой вопрос. Вот мы полтора года уже, с мая прошлого года, второй год, как начали реформы. Смотрите, с чего мы начинали 1,5 года назад? Дефицит бюджета около 15% – столько же, сколько и в Греции, кстати, вот. У нас 14 с лишним, а в Греции там почти 15. Но Греция где находится? Греция 120 миллиардов евро получила, а мы ничего не получали. Но… Мы в прошлом году сократили дефицит бюджета до 5%, мы платили заработные платы и пенсии, и повысили заработные платы и пенсии в прошлом году. В этом году мы делаем то же самое. Не так, как хотелось бы – увеличить на 30, 50% – это не реально сделать, это раз. Второе – это сорвет по большому счету, вызовет инфляции, сорвет курс, есть проблемы. А 14 миллиардов гривен на второе полугодие мы отдали на развитие регионов, на поднятие заработных плат, пенсий, достройку объектов социальной инфраструктуры – то, что ждали уже годами люди в регионах. Это же конкретный результат действий власти. Это конкретный результат того, что мы все-таки запустили механизм роста экономики. Но вот если говорить о 12 годе, о котором вы мне сказали, Евгений, я уверенно говорю вам сегодня, что в 12 году рост экономики будет еще выше. В 2013 будет еще лучше. Я вам даю гарантию, вспомните мои слова”.

Михайло ПОДОЛЯК, журналіст: А рост социальных выплат?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Естественно, раз будет рост ВВП, естественно, будет рост доходной части бюджета и, конечно же, мы определим приоритеты и будем очень системно подходить к решению повышения заработных плат, пенсий – это будет уже стабильно. Во всяком случае, рост заработных плат и пенсий будет выше роста цен. Мы наведем порядок в жилищно-коммунальном хозяйстве. Это тоже один из вопросов, который касается каждого человека. А как народ решит, так и будет. Как люди проголосуют, так и будет. Я не хочу загадывать, конечно, безусловно, мы делаем так, как и любой человек, который занимает активную позицию, он делает ошибки. И мы делаем ошибки, но очень важно, чтобы мы их не повторяли. И я все время буду об этом говорить людям, и никогда люди от меня не услышат неправды. Я буду говорить только правду”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Виктор Федорович, очень хочется спросить вас о переговорах с Россией по газу. Потому что от цены на газ зависит состояние украинской экономики, вы это много раз говорили. Где границы компромисса? На что Украина, в вашем лице на этих переговорах, готова пойти? А на что пойти не готова? Потому что все время ходят разговоры, что придется либо отдавать трубу России, либо соединять “Газпром” с “Нефтегазом”? Или вступать в Таможенный союз, например?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ну, я скажу, что, конечно, мы будем занимать, как и во всех вопросах нашей внешней политики, мы будем занимать позицию национального прагматизма. Мы будем защищать наши национальные интересы. И учитывая то, что у нас эта проблема очень давняя, конечно, есть программа, каким образом мы будем в перспективе решать этот вопрос. Эта программа направлена, прежде всего, на энергоэффективность и на энергоэкономию, а это значит, что мы будем постепенно идти… Газ очень дорогой, и не предвидится в перспективе, что он будет дешевле. Он будет все время дорожать. То есть это очень дорогой энергоноситель. И нам нужно будет думать, что там нам экономически выгоднее делать. Например, добывать больше угля в Украине и использовать как энергоноситель уголь, или сжигать дорогой газ. Наверное, мы… не наверное, а однозначно, мы дадим приоритет углю. В этом году, кстати, мы будем импортировать где-то около миллиона тонн… экспортировать около миллиона тонн угля. Да, у нас появился экспортный продукт. И мы наращиваем объемы добычи угля, и будем новые шахты строить. Пылеугольная смесь, вдувание, в горно-металлургическом комплексе, на металлургических заводах – это перспектива. У нас это приблизительно в объеме около 8 миллиардов кубических метров газа. Дальше, газ, который мы используем на теплоэлектростанциях. Это где-то немногим более 2 миллиардов. Мы думаем поднять собственную добычу газа, себестоимость которого намного ниже, чем импортного газа, российского. Ну и, конечно, диверсификация поставок из различных других источников. И мы, естественно, будем с Россией, в любом случае, договариваться. Мы имеем такую возможность, мы эксплуатируем газотранспортную систему, мы будем предлагать, мы предложили модернизацию украинской газотранспортной системы с участием России, с участием европейских стран, инвесторов. Вот вчера я с ними вел переговоры. То есть, их это очень интересует. И я думаю, что это тоже имеет хорошую основу для переговоров с Россией.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: А знижувати використання газу всередині Україні?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Так, ми будемо значно знижувати і скорочувати програми використання газу в Україні”.

Ігор ГУЖВА, журналіст: От встречи с Путиным что-то может измениться? Вот от той, которая… там какие-то решения будут достигнуты? Ожидается?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Как говорят, поживем – увидим. Но сам факт того, что мы стремимся найти общий какой-то язык, найти какие-то… Да, я сейчас с вами закончу и пойду звонить. Пойду звонить, потому что…”

Журналіст: Владимиру Владимировичу?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Да. Я не исключаю, что сегодня мы будем встречаться, ближе к концу дня, может быть, вечером. Но, в крайнем случае – завтра”.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: Вікторе Федоровичу, ви в іноземних інвесторів запитали, чи задовольняють їх ваші реформи, чи ми правильним курсом рухаємося? А як ви в українців дізнаєтеся, чи їх задовольняють реформи і чи правильний курс?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ви бачите, що я майже кожного тижня, коли буваю в Україні, буваю в регіонах. Кожного тижня. Один-два регіони кожного тижня я відвідую. Крім того, у мене величезна кількість є різних контактів із різними людьми. Я постійно відчуваю, от я вам навів приклад по системі охорони здоров’я, по реформі охорони здоров’я. Я зустрічаюся з простими лікарями, з приватним бізнесом”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: Виктор Федорович, вы, конечно, войдете в историю как человек, который пытался модернизировать Украину. Главное, чтобы поверил народ. Тут Андрей прав. Общество ощущает большое неравенство. Как вы вообще относитесь к тем людям, которых называют олигархами?

Віктор ЯНУКОВИЧ: ” Я думаю, что это проблема, если так сказать, как вы сказали, что это проблема, я думаю, что это явление. Оно касается всех постсоветских стран, не только Украины. Вы согласны с этим? Все постсоветские страны – где-то более ярко выражено, где-то менее ярко выражено. Но везде есть олигархи. У нас, на мой взгляд, постепенно олигархи отходят от политики. Я недавно разговаривал с Ахметовым – наверное, недели две назад – он и вчера был, но я вчера не имел возможности. Я вчера принимал всех иностранных инвесторов, у меня очередь была. Я сказал, что со своими у меня будут возможности. Так как мы договорились с ними, я всех принял. По 15, 10-15 минут, услышал от них, что они хотели мне сказать. Я им кое-что сказал. Я с ним беседовал. Я впервые услышал от Рината Леонидовича, что он всерьез задумывается над тем, есть ли смысл и необходимость идти и баллотироваться на следующих выборах народных депутатов. Я ему задал вопрос: а что вас беспокоит, вы мне можете сказать? Он мне говорит: я не собираюсь выходить из партии, я в партии останусь и буду занимать активную позицию. Но что касается депутатства, я не уверен в том, что мне нужно… Я окончательно не принял решение. Я просто вам говорю, что над этим думаю. Я знаю, что обычно, если он говорит, это неслучайно. Мы редко с ним встречаемся, и как мне показалось, это был заготовленный вопрос”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Виктор Федорович, раз уж речь зашла о Ринате Леонидовиче. А правда, что сейчас в Страсбурге вам пришлось в разговоре с французскими журналистами отвечать на вопрос относительно байки такой, которая ходит: будто бы у вас с Ахметовым когда-то состоялся жесткий разговор, который передается из уст в уста, якобы вы ему пригрозили судьбой Ходорковского, а он вам тоже ответил очень резко?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Нет, это, конечно, все анекдоты. Я к этому отношусь с юмором. Я сказал, что спокойно реагирую, я люблю анекдоты, и никаких проблем нет”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Віктор Федорович, так само з приводу реклами. Зниження купівельної спроможності середнього класу на сьогоднішній момент, буквально у цьому півріччі. Середній клас, про який, теоретично, ви мали б опікуватися, і який має стати базовим любого, будь-якого демократичного і розвинутого суспільства, на сьогоднішній момент не відчуває якихось дивідендів від тих реформ, про які ви говорите. Ви пам’ятаєте ваші зустрічі з малими підприємцями з приводу Податкового кодексу і так далі. Що в цьому плані ви збираєтеся робити, для того, щоб прошарок цього середнього класу збільшувався?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Дуже короткий термін пройшов. Взагалі, спочатку реформ, і ми хочемо дуже швидко, щоб хтось щось відчув. Термін дуже короткий. Я вам сказав, що фактично нам вдалося застабілізувати ситуацію в економіці. І поставити економіку на рейки зростання. Це відбулось. Подолати ті явища, які були негативні, і фактично економіка набирає обертів. Тобто ми більш ефективно почали використовувати всі наявні у державі ресурси. Це дуже важливо, знайти таку формулу ефективного використання всіх ресурсів у державі – це означає, знайти відповідь на отримання оптимального кінцевого результату, тобто прибутку. Прибуток ми отримали, по 14 мільярдів за півріччя зросли прибутки бюджету. Ми їх перерозподілили уже на друге півріччя. Це конкретне питання, яке вирішено. Це не тільки податки. Податкова система взагалі повинна стимулювати зростання економіки. Але це один із невеликих чинників, хоча 70%, наприклад, сьогодні є відшкодування ПДВ в автоматичному режимі. 70%. Це вже успіх. І вчора я почув від інвесторів, що вони задоволені, що йде рух вперед”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Виктор Федорович, возвращаясь к внешней политике. Вы не растолкуете одно ваше заявление недавнее. Вас спросили, когда вы были в Страсбурге, по поводу развития новой системы противоракетной обороны. Вы сказали, что мы не собирались и не собираемся, и, я убежден, я вас цитирую, не будем участниками строительства этой системы. Но мы хорошо понимаем: если в какой-то ее части будет задействована Украина, возможно, и Россия, это всегда пойдет на пользу системе европейской безопасности. Как это понять – мы не собираемся, и не собирались, но то же время, можем быть задействованы?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “А понять очень просто. С Украиной никогда никто не поднимал вопрос участия Украины в строительстве ПРО. Никогда. Поэтому я и отвечаю, что никогда мы не собирались, и нас никто не приглашал. Это первое. Второе. Я уверен в том, что чем больше будет задействована Россия в вопросах строительства системы европейской безопасности, тем степень этой безопасности будет выше. Я в этом уверен. Потому что рост напряжения на этой линии раздела должен быть меньше или снижаться, напряжённость. И от этого будет всем легче. То есть, не будет противостояния”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: А если Украину пригласят участвовать каким-то образом в строительстве этой самой системы противоракетной обороны?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я считаю, что об этом можно будет говорить только после того, когда будет это предложение сделано, и в части чего”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Вікторе Федоровичу, нещодавно стало відомо про поновлення співпраці України з НАТО. Є ціла програма співпраці з НАТО на цей рік. Чи не є це своєрідною відповіддю на стосунки, які останнім часом розвиваються своєрідно з Росією з огляду на ці переговори з газом, запрошення до Митного союзу? Що означає ця співпраця з НАТО?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Тут ніякої новини немає. Це інформаційна подія, яка нічого, наприклад, нового не привнесла в стосунки України з НАТО. У нас є щорічні плани, які ми розглядаємо, готуємо, затверджуємо. У співпраці з НАТО ми не втратили партнерських стосунків. Ми їх зберігаємо. І це не було ніколи таємницею. І нічого не змінилося. Змінилося лише одне питання – ми зняли з порядку денного вступ України в НАТО, і в зовнішній політиці цього сьогодні немає. Це відсутнє. Сьогодні Україна має позаблоковий статус, нейтральний статус, і це визначено в Законі “Про засади внутрішньої і зовнішньої політики”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Чи наполягає Росія під час переговорів щодо ціни на газ на вступ України до Митного союзу?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Така пропозиція лунала на всіх переговорах. І ми вдячні, що, як кажуть, нас запрошують, і відчувають, що ми принесемо там велику користь, в цьому союзі. Насправді, це нормально. Погано було б, якщо сказали б, що ви нам не потрібні, і ми вас тут не бачимо. Навпаки. Безумовно, є велика зацікавленість у тому, щоб Україна була в Митному союзі. Але є багато різних причин, чому ми сьогодні не приймаємо це рішення. І не розглядаємо. Ми визначили формат участі України в відносинах з Митним союзом: 3+1. Ми вважаємо, що нам треба підписувати зараз рамкову угоду, і потім цю угоду рамкову насичувати змістом. Далі повинні бути вже угоди, по яких ми будемо домовлятися по цілих групах товарів – як ми будемо стосунки мати з Митним союзом”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Вот смотрите, Виктор Федорович, Россия взяла высокие, фактически запретительные пошлины на импорт карамели украинской. Понятное дело, что карамель, может, не самый главный товар, но, тем не менее, страдает определённое количество предприятий пищевой промышленности, которые там имели рынки сбыта. Там сейчас стоит вопрос о запрете украинского сыра, в России. Если так дальше пойдёт, что Украина будет предпринимать, если будет продолжаться высокие запретительные пошлины?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я вам скажу так, что в истории наших отношений с Россией, и с другими странами, никогда не было такого, чтобы не применялись какие-то защитные меры. И антидемпинговых расследований много было и с нашей стороны, и со стороны России, и других стран СНГ. И карамель – это не новый вопрос, который возник вот сейчас. Это вопрос очень старый, как говорят, с бородой. То есть мы на этом не должны заострять внимания и политизировать этот процесс. Это обычные отношения между странами, которые защищают свою территорию и экономики, свои национальные интересы. Защищают собственного товаропроизводителя. Мы так работаем практически со всем миром. Мы защищаем, у нас есть защитные различные функции. И мы тоже обкладываем таможенным налогом огромное количество различных товаров”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Если украинские трубы невозможно будет поставлять в Россию, куда будете поставлять? Или это проблема производителей труб?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Украина 60% продукции – всегда не менее 60% – поставляла на внешние рынки. И если посмотреть на историю различных групп товаров, как они мигрировали по всему миру, мы увидим, что это процесс вечный: там, где лучше условия, туда и пошёл товар. Это называется рынок. Если где-то закрыли – мы ищем пути, куда сбывать товар на других рынках”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: В Китай, например?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Например, в Китай. Ну, вообще, там, где развивается экономика, там, где есть наибольший рост экономики, там требуются и дополнительные материальные, товарные ресурсы”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: По поводу кредитов. Растёт внешний долг. Давеча Сергей Леонидович Тигипко сказал потрясающую цифру, что внешний долг составляет примерно 44% ВВП в денежном выражении. Может, обойтись без внешних заимствований, по крайней мере, без заимствования у Международного валютного фонда? И Азаров давеча говорил, что, в принципе, Украина может и без кредитов МВФ обойтись в случае чего…

Віктор ЯНУКОВИЧ: “У нас программа с МВФ предполагает стабильность нашей банковской системы. Потому что программы с МВФ говорят о том, что Украина имеет высокий уровень конкурентоспособности. Это влияет на наши кредитные рейтинги. Потому что мы заимствования… весь мир берёт заимствования на международных рынках, и Украина не является здесь каким-то исключением”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: То есть, получается, вопрос политический?..

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Вопрос, под какие проценты, понимаете, под какие проценты. Вот это вопрос. И, конечно, мы никогда не будем брать кредиты под проценты такие, под какие брало предыдущее правительство – 27, 28% – это вообще дикость, понимаете, это дикость. Это вопрос, на который ещё тоже нужно будет давать ответ. Мы сейчас берём кредиты в диапазоне от 5,7% где-то до 6,5%. Пока”.

Савік ШУСТЕР, журналіст: Тоже немало.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Немало, но это же не 28. Причём, это очень быстро произошло. Вначале было 28, потом стало… первый мы взяли кредит 6,5%, сейчас 5,7%. Это есть большой вопрос”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: А щодо МВФ?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “МВФ – це такий індикатор для всієї банківської системи, фінансової системи, світової. Якщо МВФ має справу з будь-якою країною, має програми – це означає, що є довіра. Це означає, що ця країна здатна виконувати свої зобов’язання, тобто вона конкурентноспроможна. І кошти, які ми отримуємо, зараз спрямовуються на укріплення”.

Ігор ГУЖВА, журналіст: Не так давно появилось письмо председателя НБУ господина Арбузова, в котором он критиковал правительство Азарова относительно сотрудничества с МВФ, и по другим вопросам. Сразу после этого заговорили о том, что, собственно, у главы правительства есть определённые проблемы в плане его кадрового будущего. Что вы можете по этому поводу сказать?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Таких писем было очень много. Они были всегда. Потому что политика Национального банка – она намного принципиальнее, чем политика правительства, может быть, в финансах. И банк всё-таки, национальный, является законодателем, условно говоря, в этом плане. А о том, что произошла утечка информации по этому документу, и появился этот документ в прессе, – это элемент политической игры, элемент политики. Это наша внутренняя кухня. И нужна ли она нашим партнёрам, нашим конкурентам в мире – это большой вопрос. Поэтому я сделал замечание такое и правительству, и главе Национального банка, чтобы они в этих своих отношениях соблюдали определённый порядок, который установлен во многих странах, в том числе и Украина. Мы не заинтересованы, чтобы в нашу внутреннюю кухню кто-то лез. Понимаете? А выводов тут абсолютно никаких нет. Это всё разговоры”.

Ігор ГУЖВА, журналіст: То есть Николай Янович может спокойно продолжать работу?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Николай Янович тяжело, со скрипом, с замечаниями различными, – что вполне естественно, но он работает, и я ещё раз говорю: 14 миллиардов мы получили за первое полугодие дополнительных доходов в бюджет – это результат работы правительства. Мы удержали экономику в прошлом году – получили 4,2 рост, и в этом году идём на уровне 5% пока. Это динамика роста усиливается. На следующий год – мы дождёмся сентября месяца, будет бюджет новый уже в парламенте, мы будем планировать дальнейший рост экономики и, соответственно, дополнительные доходы бюджета. И, слава Богу. То есть мы говорим о том, что раскрутить этот маховик, который имеет огромную инерцию, не так легко. Не так легко, как хотелось бы. Резко это сделать невозможно. Мы из истории знаем, даже нашей страны, собственные уроки: обвалить экономику – очень легко. Это быстро делается, и есть на это мастера и мастаки, которые показали, как это делать”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: То есть, настойчивые слухи в прессе о том, что отставка правительства Азарова – вопрос фактически решённый, никакой основы под собой не имеют?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Это элементы такой украинской политики. Кто-то играет в эти игры, пытаясь ослабить власть. Но не удастся”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: Але ж кадрові зміни були – Тихонова відставили…

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Ну, мало хто знає про те, що у Тихонова були власні плани, і це його власне рішення. І це було його власне рішення. Недоліки були в цілому в системі. Я сказав би так, що за ці недоліки постраждав більше перший заступник Міністра Юрій Єгорович. А Тихонов, ну, співпало так, що йому також…”

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: А кадрові ротації будуть якісь ще, в уряді, губернаторів?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Це цілком природне явище – тобто є ті, хто мають можливості і є лідерами серед регіонів по деяких питаннях. Дехто дуже сильно відстає. І це цілком природно, якщо будуть такі рішення. Дехто піде на більш високі посади, а дехто…”

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Конкретно сейчас пошёл разговор о том, что ваш советник, Анна Николаевна Герман, может быть назначена вице-премьером по гуманитарным вопросам. Здесь есть какая-то правда?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Такої розмови не було у нас ніколи. Я про це дізнався із засобів масової інформації. Є служба чуток, у спецслужбах були такі служби чуток, і там десь така служба працює, за межами влади”.

Андрій КУЛИКОВ, журналіст: Ви сказали, що дуже легко обвалити економіку, напевно, ще легше збурити у суспільстві протистояння з приводу якихось дражливих тем нашої історії. Ми зараз перед святом, але цьому передували й інші дві інші визначні дати в історії України і цілого колишнього Радянського Союзу. Коли ви підписували закон “Про червоний прапор”, чи не було у вас думки про те, що цей закон зроблений спеціально під дату, і чи ви передбачали, що він згодом може бути скасований Конституційним судом, тобто далі вже не становитиме жодної проблеми?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я хочу сказати, що у мене рука не піднялася не підписувати цей закон. Я вважаю, що я зобов’язаний підписати цей закон заради пам’яті тих людей, хто відстоював нашу країну і переміг у цій страшній війні ворога нашого – фашизм. Тому я його підписав, цей закон. Я не очікував, що буде звернення до Конституційного суду, і я на це не розраховував. Коли це звернення надійшло в Конституційний суд, наш представник у Конституційному суді почав працювати з суддями, виявилося, що тут є порушення Конституції. Я висловив свою точку зору голові Конституційного суду, що мені важко буде сприйняти, якщо буде таке рішення прийняте і буде заборонено використання. Ну, вірніше, не заборонено, а не буде обов’язковим. Тому що забороняти Конституційний суд нічого не забороняв, і не має таких прав – забороняти. Тобто вивішувати цей прапор Перемоги можна буде на всій території України, в тих регіонах, там, де буде таке бажання. Але це не є вже обов’язковим чи, умовно кажучи, примусовим. От таким чином. Сам голова Конституційного суду дуже важко переніс це рішення. Я скажу, що він переживав, і він сказав, що він не може переступити букву закону. Я йому сказав, що, ну, треба довести до суддів мою точку зору, а безумовно, ви яке рішення приймете – таке і буде. У мене немає важелів впливу на Конституційний суд. Я не можу їм давати накази, що приймати, що не приймати, тобто це за межами моїх повноважень. Практично. І я хочу сказати, що вони це рішення прийняли, оце такий випадок”.

Олександр ТКАЧЕНКО, журналіст: А як ви, до речі, на критику реагуєте?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Внимательно изучаю свои недостатки, борюсь с ними”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: А вот еще, в продолжение, личный вопрос хотелось вам задать.

Віктор ЯНУКОВИЧ: “…но очень часто они меня побеждают”.

Євген КИСЕЛЬОВ, журналіст: Вы сами вспоминали 2005 год и вашу личную судьбу после Оранжевой революции. Вот я недавно перечитывал ваши интервью, которые вы давали тогда именно, в первый год после того, как оказались в оппозиции. И вы там, практически во всех этих интервью говорите, что главная причина, почему вы потерпели поражение – это непоследовательная позиция тогдашнего Президента Леонида Кучмы, который никак не хотел расстаться с мыслью о том, чтобы остаться во власти и не оказал вам должной поддержки, решительной поддержки. В этом чувствовалось, что тогда у вас была серьезная обида. Вы с тех пор от этой обиды избавились, простили его?

Віктор ЯНУКОВИЧ: “Я вам скажу, что впервые, я никогда об этом не говорил, хочу сейчас вам сказать об этом. После выборов 2004 года мне было очень тяжело. Это был такой, знаете, удар ниже пояса. Очень тяжёлый. И о том, что там предрекали, что я уже не поднимусь после этого удара – они были очень близки. Потому что подняться было очень тяжело. Особенно тяжело было пережить предательство. А жить с этим дальше, носить эту тяжесть в душе невозможно было. Жить с этой обидой невозможно. И знаете, те слабости, которые присущи человеку, и которые иногда проявляются в экстремальных ситуациях – иногда ситуации бывают экстремальными, они непредсказуемы в обычных условиях. То есть в обычных условиях их увидеть невозможно. И тогда, когда всё это произошло, естественно, я проанализировал всё. Президент Кучма занимал особое место в моих рассуждениях. Многие члены моей команды – я им находил тоже место в том, что произошло. Я анализировал, но я тогда стал смотреть дальше, в будущее. А что дальше? С этим грузом, с этой обидой ходить? И для себя принял решение – простить всех. Я пошёл в церковь, перед иконой я это сделал. Я простил: пусть Бог вам будет судья. Я всё простил. И я об этом сказал своей команде – я собрал людей, была такая встреча. Мне больно, очень больно было на всё это смотреть. Но прошло время, и я сказал, что я надеюсь, что вы уже пришли в себя, опомнились, кто хочет идти со мной – идёмте дальше вместе. Кто не хочет – двери открыты, пожалуйста, можете выходить, я никого не осуждаю, всем говорю – “Счастливого пути”. Кто остаётся – прекратите болтать языком, потому что я спрошу с каждого, кто позволяет себе болтать. Не ищите причин во мне, ищите причины в своей слабости. Конечно, были индивидуальные разговоры после этого, но они носили дружеский характер. И благодаря этому нам удалось сохранить команду, которая в дальнейшем пошла на выборы, в 2006 году. Практически все выборы… мы в 2004 году президентские выборы выиграли. Так, мы выиграли парламентские выборы 2006 года. Мы выиграли парламентские выборы – досрочные – в 2007 году, выборы местные. Команда большая, очень непростая – много амбициозных людей. Конечно, партия за это время выросла сильно – и в прямом, и в переносном смысле слова. То есть, выросло и её количество – сегодня более миллиона двести тысяч членов, ну и выросла, конечно, качественно. Хотя есть всякие. Есть даже такая пословица, говорят: в семье не без урода. Поэтому иногда продолжают удивлять люди своей мелочностью, потребительскими подходами. Это есть. Но что касается обид, то я вам говорю, что в 2005 году я с этим распрощался. Дуже важливо, щоб в політиці був одним із головних чинників – це відповідальність. І ми завжди її на себе брали, ніколи не боялися, брали на себе відповідальність, і відповідали. Зараз я хочу сказати, що та увага, яка сконцентрована і мною особисто, і урядом України, спрямована на будівництво сильної держави. Ми з року в рік будемо покращувати рівень економіки, рівень життя людей. Я вважаю, що в 2015 році вже тих проблем, які у нас були в 2010 році – ми за них вже там і забудемо. От тоді ми нагадаємо, з чого ми починали в 2010 році. Тому 2015 рік попереду, але я переконаний, що головним чинником розвитку країни і покращення ситуації буде політична стабільність. Я буду робити все для того, щоб об’єднати Україну, об’єднати громадянське суспільство. Я наберусь терпіння – хто б як мене не провокував на дії, які роз’єднують державу-я на це реагувати не буду. Зовні цього ніхто не побачить. Мені болісно, я жива людина, як і всі. Але моє життя було непросте. І воно мене навчило терпіти. І я витерплю. Заради того, щоб, знаєте, як кажуть, це зробити тим людям, які багато вже настраждалися. І я вже не можу дивитися інколи, як в цей час ще є бідні люди, які страждають. Нам треба скоротити ту відстань, яка є в нас між багатими і бідними, підтягнути бідних людей ближче до середини. Оце моя головна мета. Тому і пенсійна реформа спрямована на те, щоб верхню межу наблизити з 60 тисяч гривень до 8. А нижня повинна піднятися вверх. Держава повинна проводити справедливу політику по відношенню до людей. І кожна людина повинна себе відчувати захищеною”.

Ігор ГУЖВА, журналіст: Дякуємо за розмову.

Віктор ЯНУКОВИЧ: Дякую.

23:34:29

httpv://www.youtube.com/watch?v=u2vq8NL9q44

поділитися:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •